В 1240- 1241 гг. Бату, уже полноценный правитель улуса Джучи (Золотой Орды) рассорился со своими двоюродными братьями Гуюком и Бури, выслал их из армии и пожаловался на них Великому Хану Угедею. Это событие фактически привело к расколу Чингизидов на два враждующих лагеря во главе с Бату и Гуюком (сыном Угедея), однако до смерти Угедея противники открыто не выступали.
В это же время подлинная власть в стране принадлежала уже не ханам и царевичам, а чиновнику, потомку Киданьских Императоров, Елюй Чуцаю, который провёл управленческую реформу, целью которой стало усиление чиновничества и снижение влияние армии. Это вызывало сильное недовольство военных во главе которых встал Темуге-отчигин, брат Чингисхана.
Таким образом, к моменту смерти Великого Хана Угедея  сформировались следующие противостоящие партии: Бату и Золотая Орда, Гуюк вербующий себе сторонников среди приближенных своего отца и мечтающий обойти братьев в борьбе за место Великого Хана, Елюй Чуцай и его армия Чиновников и Темуге-отчигин с недовольными сложившимся положением вещей военными. Пожалуй, только Бату занимался своим улусом и не метил на место Великого Хана, все остальные же стремились оказаться у вершин власти.
11 декабря 1241 г. хан Угедей умер, официально от пьянства, но по некоторым версиям от яда. До выборов нового хана власть оказалась в руках вдовы Угедея, Туракины, по происхождению меркитки.
Как бы то ни было, но смерть Угедея развязала руки врагам Елюя Чуцая, которого сразу же отстранили от дел. Туракина-хатун  в целях укрепления собственного положения отстранила от власти талантливых управленцев, процветал фаворитизм.
В 1242 году Темуге-отчигин сделал неудачную попытку захватить престол. Все замешанные в заговоре были казнены.
В августе 1246 года при участии Туракины-хатун (которая вскоре умерла) на курултае Великим Ханом был избран Гуюк. Вместо того чтобы укрепмлять доставшееся ему государство, первое что затеял новый Великий Хан – поход на Золотую Орду.
Гуюк встал во главе стотысячного войска, которое по большей части состояло из несториан. Гуюк пытался добиться популярности, бесплатно распределяя среди воинов шелковые ткани (расход покрывался за счет налогов с оседлого населения). Он старался опереться на православную церковь и русских князей, располагавших большими людскими и денежными ресурсами. К несчастью для Гуюка, великий князь Ярослав, приехавший в ставку хана для переговоров, был отравлен Туракиной по доносу одного из бояр из свиты князя. Тогда сыновья погибшего, Александр Невский и Андрей, отошли от Гуюка и так активно поддержали Бату, что тот в 1248 г. имел уже возможность выступить с походом на восток против великого хана. Гуюк двинулся ему навстречу, но по дороге умер при невыясненных обстоятельствах. Есть подозрение, что он был отравлен, хотя есть сведения, что он умер от болезни. Если бы этого не случилось, мы бы стали свидетелями полномасштабной гражданской войны между Чингизидами.
Снова наступило междуцарствие. Регентство получила вдова Гуюка, Огуль-Гаймыш, женщина слабая и невежественная. На курултае 1251 г. Бату фактически «посадил на трон» Мункэ, сына Толуя. На курултай был послан брат Бату – Берке с войском, которое окружило курултай и ждало его результатов, фактически у участников Курултая был выбор между Мунке и смертью. Мунке был избран великим ханом, а Бату был признан "старейшим в роде". Фактически Бату стал не подотчётен центрально власти.
Мунке оказался хорошим ханом и потихоньку стал исправлять ошибки предыдущих правителей, укрепляя центральную власть. Однако перед Мунке стояли две нерешенные проблемы: Китай, который необходимо было уже окончательно завоевать и мусульманский мир, которой несмотря на то что часть его была подчинена монгольской империи признавал верховенство над собой Багдадского халифа – это с одной стороны, а с другой в ставке вместе с Великим Ханом находились два его родных брата – Хубилай и Хулагу, которые фактически являлись самыми влиятельными после Мунке персонами в монгольском улусе. Они пока были лояльны верховной власти и не создавали проблем, но потенциально могли начать думать о месте Великого Хана.
Мунке решил убить двух зайцев одним выстрелом и поставил Хубилая во главе похода в Китай, а Хулагу на мусульман.

Отношения с исламским и христианским миром

В 1222 году был взять Харезм под предводительством Чингисхана. После чего большая часть армии вернулась обратно в центральный улус, а наводить порядок в окрестных землях остался ограниченный контингент войск во главе с Чормаганом. Передними были поставлены цели: устранение Джелал-ад-Дина, как наследника Мухаммеда, укрепление передовых рубежей монгольской империи и проведение разведки в передней Азии, с чем по большому счету Чормаган справился. Он сумел показать местному населению мощь Монгольской Империи.
Однако мусульманские земли потенциально были источниками конфликта между центральной властью и Бату. По завещанию Чингисхана все земли западнее Амударьи отходили к улусу Джучи (и Бату как его наследнику), но Чормаган, назначенный центральной властью, формально оставленный помочь Бату в наведении порядка во вверенных ему землях, подчинялся Великому Хану. В тоже время, у самого Бату не хватало сил, чтобы реально властвовать во всех своих землях. Он сосредоточил свое внимание на Руси, Булгарии и половецких степях, делами же мусульманского мира занимался по остаточному принципу.
Т.о. по большому счету, Великому хану надо было решить вопрос с мусульманами, и уже, наконец, окончательно их завоевать, но большое войско, перешедшее Амударью неминуемо привело бы к столкновению с Бату.
В 1242 г. заболевшего Чормагана сменил Байджу-нойон, ретивый монгольский служака, без каких бы то ни было идейных симпатий. Он стал наводить порядки на границах и в 1244 г. вытеснил из Месопотамии передние отряды непокоренных хорезмийцев. Те двинулись искать пристанища в Египет и по дороге взяли Иерусалим, незадолго перед этим освобожденный Фридрихом II и возвращенный Иерусалимской короне (1229 г.). Крестоносцы объединились с сирийскими Эюбидами для войны с Египтом, но 18 октября 1244 г. хорезмийцы и египтяне при Газе наголову разбили крестоносцев, а вслед за тем взяли Дамаск. Хорезмийцы, превращенные египтянами в наемников, попробовали восстать, но в 1245 г. были усмирены и почти поголовно истреблены, после чего египтяне отняли у крестоносцев Аскалон. Одновременно туркмены из Икониума напали на Антиохийское княжество и сильно потрепали рыцарей Боэмунда.
На фоне этих мрачных событий доминиканские монахи Асцелин и Гишар Кремонский приехали 24 мая 1247 г. в ставку Байджу и без дипломатических ухищрений предложили ему подчиниться папе. Тот чуть-чуть их не казнил! Но уже через полтора месяца положение изменилось. На место Байджу был назначен друг Гуюка, Эльчидай-нойон, который отпустил Асцелина (25 июля 1247 г.), а год спустя отправил посольство к Иннокентию IV в Рим и Людовику IX на Кипр. Последний послал для переговоров Андре Лонжюмо, доминиканского монаха, который достиг Каракорума уже после смерти хана Гуюка. Регентша Огуль-Гаймыш, не поняв значения посольства, потребовала представления дани, угрожая истреблением французского народа.
Попытка контакта окончилась плачевно; и самая надежда на него была потеряна осенью того же года, когда был казнен Эльчидай-нойон, как друг Гуюка.
В 1943 году Царь киликийской Армении Гетум I заключил договор с Байджу–нойоном против мусульман, которой Менгу утвердил в 1254. Согласно этому договору Киликийская Армения становилась союзником монголов, в результате чего армянам досталась Алепто.

Таким образом, поход на Багдад, Палестину и далее Египет был обусловлен следующими причинами:
1. Необходимость окончательного подчинения монголам всего мусульманского мира.
2. Необходимость закрепить за центральным улусом все мусульманские земли западнее Амударьи, формально принадлежавшие Бату.
3. Мунке надо было что-то делать с братьями. Чем дальше они будут, тем безопаснее для него.

Поход Хулагу

В 1253 г. В верховьях Онона состоялся очередной курултай. Было принято решение завершить войну в Китае, для чего был назначен царевич Хубилай, и подчинить мусульман, что было поручено царевичу Хулагу.
Поход готовили с тщанием. Чтобы сохранить нетронутыми пастбища, кочевое население согнали с маршрута армии, через реки навели понтонные мосты, заготовили провиант и вызвали из Китая тысячу специалистов по метательным машинам. Были приняты меры к тому, чтобы заручится поддержкой местного христианского населения. Жена Хулагу-хана, кераитка Докуз-хатун, была христианкой и покровительницей христиан. Начальник передового отряда Китюбугу-нойон был ревностным несторианином, и помощников он подобрал из единоверцев.
Вместе с Хулагу в поход пошли и два его старших сына Абагай и Юшмут.
Армия двигалась неспешно, рекрутируя в свои ряды воинов из сопредельных походу областей, в том числе и мусульманских. Но пока был жив Бату переходить Амударью Хулагу не решался.. Это связанно с тем, что формально в улус Джучи входили все земли западнее Амударьи, и переход реки означал бы ущемление интересов старшего в роде. Потерять такого союзника Мунке не хотел.
Бату умер в 1256 г., великий хан Мункэ утвердил его наследником Сартака, который немедленно поссорился со своим дядей Берке, заявив ему: "Ты мусульманин, я же держусь веры христианской; видеть лицо мусульманское для меня несчастье. Царевич не ошибался: через несколько дней после своего опрометчивого заявления он был отравлен. Ханский престол перешел к его малолетнему сыну, Улакчи, за которого правила его бабушка, Баракчин-хатун, вдова Бату. Однако Улакчи скончался столь же быстро, как и его отец, а Баракчин, пытавшаяся в 1257 г. уехать в Иран, была схвачена и казнена. Власть перешла к мусульманину Берке.
После смерти Бату, в январе 1256 г. Армия Хулагу перешла на левый берег Амударьи. С наследниками Бату Мунке уже не считался.
К концу 1257 г. Хулагу ликвидировал все крепости исмаилитов в Иране, в том числе и Аламут.
После Аламута армия Хулагу повернула в Северный Иран, где включил в свою Армию войско Байджу-найона.
В тоже время к Хулагу от Берке пришла подмога из Золотой Орды. Хотел ли Берке избавится от недовольных своим воцарением или действительно хотел помочь Хулагу – не известно. Скорее всего он хотел совместить первое со вторым. Так или иначе, к войску Хулагу присоединились племянники Берке, принадлежащие к роду Чингисхана с вверенными им войсками: Кули-найон, сын Орды, старшего брата Бату;  Балкан-найон и Тутар-найон, сыновья младших братьев Бату.
В феврале 1258 г. Войско Хулагу заняло Багдад.
Падение Багдада было воспринято восточными христианами как небесное возмездие угнетателям за века унижений и произвола. Заступничества Докуз-хатун было достаточно, чтобы Хулагу запретил убивать и грабить христиан всех исповеданий. Хан даже подарил несторианскому патриарху дворец халифа для устройства резиденции. Это обратило к нему сердца армян и сирийцев, которые, по словам армянского историка Киракоса, изнывали под игом мусульман 647 лет. Армянский патриарх благословил хана на священную войну, а царь Малой Армении (Киликии) Гетум I подтвердил ранее заключенный договор с монголами. Он же являлся посредником в переговорах между монголами и своим зятем антиохийским князем Боэмундом VI.

Дизайн - drillworks
Верстка - web@mosaic


День