(Перевод с некоторыми исправлениями воспроизводится по книге: М. Стасюлевич. История Средних веков в документах)

Глава I.

Когда святой город Иерусалим был завоеван у врагов креста и возвращен в руки и во власть верующих в Христа, в год от воплощения тысяча и девяносто девятый, в одну из пятниц, пилигримами, которые двинулись в поход для завоевания его, по слову креста, проповеданного Петром Пустынником, князья и бароны, завоевавшие город, избрали королем и господином Иерусалимского королевства герцога Готфрида Бульонского; он принял власть, но не хотел быть ни коронованным, ни помазанным на упомянутое королевство, потому что не желал носить золотую корону там, где царь царей, Иисус Христос, сын божий, носил в день страдания терновый венец. Обратив большое внимание и сильно стремясь к тому, чтобы поставить свое королевство на степень благосостояния и чтобы его вассалы, и его народ, и всякого рода люди, прибывающие и остающиеся в упомянутом королевстве, были охраняемы, управляемы, содержимы, руководимы и судимы по праву и по разуму (gardes et gouvernes, tenus et maintenus, menes et justifies a droit et a raison), он избрал, по совету патриарха святого города и церкви Иерусалимской, и по совету князей, баронов и старейшин, мужей сведущих, каких он мог тогда иметь для расспроса и разузнания у жителей различных земель, каковы были обычаи в их земле. И когда те, которых он выбрал для этой работы, успели все разузнать и разведать, они написали и изложили все это письменно и принесли написанное к герцогу Готфриду. Он призвал патриарха и других вышепоименованных, показал им и дал прочесть пред ними написанное. Затем, по их совету и согласию, он выбрал из всего написанного то, что им показалось пригодным, и отсюда образовались ассизы и обычаи, которых должно держаться и руководствоваться в Иерусалимском королевстве и которыми его вассалы, его народ и всякого рода другие люди, отправляющиеся, преходящие и пребывающие (alanz, venans et demorans) в его королевстве, должны быть управляемы, охраняемы, содержимы, руководимы и судимы на основании права и обычая упомянутого королевства.

Глава II.

Герцог Готфрид учредил две светлые палаты: одну — Верхнюю палату ( la Haute Court ), где сам был председателем и судьею; а другую — Палату граждан ( la Court de la Borgesie ), в которой он вместо себя поставил одного из баронов (un home), чтобы он был председателем и судьею, и называли его виконтом (visconte — наместник). Судьями же Верхней палаты он назначил своих баронов-рыцарей, которые клялись ему в верности на основании данной ими присяги; а Палату граждан составил из жителей города, самых честных и умных, какие только нашлись. И присяжные члены (jures) Палаты граждан дали клятву, что будут судить по книге ассиз Палаты граждан. И постановил он, что сам король и его бароны и их вассалы и все рыцари будут являться на суд в Верхнюю палату, а те, которые не захотят судиться в Верхней палате, пусть идут в Палату граждан; граждане же все будут судимы Палатою граждан; распри граждан не могут и не должны быть разбираемы и судимы иначе, как в Палате граждан. Все это было таким образом установлено по общему согласию короля, его баронов и граждан: и после этот порядок сохранялся и поддерживался в том королевстве. Ассизы же и обычаи обеих Палат походили одни на другие не во всем, ибо знатные бароны и те, которые обязаны королю верностью, и король им, также их вассалы и рыцари не должны быть судимы, как граждане; а граждане, равно как и чернь и простой народ, не могут быть судимы, как рыцари. И было постановлено, что во всех городах и других местах королевства, где будет происходить суд, должны находиться виконт, судьи и Палата граждан для управления народом, руководства им и суда по ассизам и обычаям, установленным для Палаты граждан. Готфрид и его преемники, государи и короли вышеупомянутого королевства, следовавшие за ним, роздали своим знатным баронам в королевстве баронии, сеньории, судебные палаты, за что они обязались служить им лично и поставлять известное число всадников; служба же, которою они были обязаны своему королю, как то было до завоевания земли (т. е. Саладином, до 1187 г .), будет объяснена в конце этой книги.

Глава III.

После того как ассизы, как выше сказано, были составлены и обычаи утверждены, герцог Готфрид и короли и государи, следовавшие за ним в этом королевстве, несколько раз исправляли их. Всякий раз, как они что-нибудь видели и узнавали, что было бы хорошо то или другое присоединить или уничтожить в ассизах и обычаях королевства, они тотчас же это и делали по совету с патриархом иерусалимским, с баронами и высокими вассалами королевства и с мудрейшими людьми, каких они могли найти, рыцарями, духовными и мирянами. И при каждом случае король королевства, если ему было то удобно, призывал в Акре патриарха и вышеупомянутых лиц, и приказывал расспрашивать у людей сведущих, являвшихся со всех концов мира, об обычаях их земель; и те, которым было это поручено, излагали слышанное ими письменно и потом представляли королю; и король показывал патриарху и вышеупомянутым лицам, и по их совету и согласию, ассизы и обычаи королевства увеличивались или уменьшались; что оказывалось хорошим, то вносилось, и наоборот. Некоторые из королей по нескольку раз отправляли вестников в различные страны света для исследования и разузнавания обычаев тех земель и для исправления, по возможности и по совести, ассиз и обычаев королевства.

...

Глава IV.

После того как герцог Готфрид и другие следовавшие за ним государи и короли вышеупомянутого королевства установили ассизы и обычаи и устроили две палаты, как о том было сказано раньше, эти ассизы, обычаи и нравы (usages, coutumes) были переписаны, каждое отдельно, большими заглавными буквами, первая же начальная буква позолочена, а рубрики [т. е. содержание главы] написаны красным. И так были отделаны и те и другие ассизы, как Палаты граждан, так и Верхней палаты; к каждой хартии прикладывалась печать и подпись короля, патриарха и иерусалимского виконта; назывались же эти хартии Письмами Гроба Господня (Lettres dou Sepulcre), потому что они были положены в Гробе, в большом ковчеге (huche). И когда иной раз происходил спор в Палате о каком-нибудь обычае или ассизе и нужно было посмотреть написанное, то открывали этот ковчег в присутствии девяти лиц. Именно, при этом должен был находиться король, или, вместо него, кто-нибудь из его баронов и два его вассала, и патриарх или приор Гроба и два каноника, и виконт Иерусалима и два члена Палаты граждан. Таким-то образом, те вышеупомянутые ассизы, обычаи и нравы были установлены и сохраняемы.— И после того явился к королю вышеупомянутого королевства народ сирийский (le peuple des Suriens, т. е. туземцы), и просил его и молил дозволить им управляться обычаями сириян, и чтобы у них был свой начальник (che-vetaine) и свои члены Палаты, и чтобы они могли решать возникающие между ними распри по своим обычаям. И он учредил такую Палату [т. е. сирийскую], исключив из ее ведения дела крови, когда кто-нибудь лишался жизни или члена тела, и дела Палаты граждан; такие дела ему угодно было разбирать и решать в его присутствии или в присутствии виконта. И председатель новой Палаты был назван на их арабском языке раис (rays); и назначили других членов в нее. В других же местах королевства Палата сирийская имела своих членов, но без раиса; место его занимал бальи. Перед ним разбирались дела сириян, к нему приходили, и присяжные (les jures) той палаты составляли определение, как бы в присутствии раиса, который был тем же, чем и виконт. И с того времени, таким образом, управлялись сирияне в королевстве, как все то объяснено выше.

Глава V.

Так как мне кажется справедливым и разумным (droit et raison), чтобы государь, глава Иерусалимского королевства, бароны и прочие знатные люди, заседающие в палате и в суде (qui ont court et coins et justice), знали ассизы и обычаи вышеназванного королевства, и чтобы государь, прежде нежели получить от Господа помазание и посвящение в короли, клялся сохранить их во всей силе и поддерживать в своем государстве, и чтобы его вассалы и вассалы его вассалов сделали то же самое; и так как бароны, обязанные быть судьями в свои судах, должны судить справедливо по ассизам и обычаям,— то с этою целью я и начал составлять эту Книгу, хотя в то же время я сам вполне сознаю, что не имею в бе ни довольно ума, ни знания для выполнения такого дела.

I. АССИЗЫ ВЕРХНЕЙ ПАЛАТЫ

Глава 212. О явке вассалов в суд сюзерена

Если кто-нибудь жалуется сюзерену на одного из его вассалов (homes) по какому бы то ни было делу, сюзерен, по ассизу и обычаю Иерусалимского королевства, не может и не должен оповещать (semondre) о явке на суд иначе, как своей собственною особою. Если же сюзерен оповещает кого-нибудь из своих вассалов чрез посредство других трех, своих же, вассалов, чтобы он явился к нему на суд по делу, в котором на него жалуются, оповещаемый отвечает: “Я извиняюсь (je suis essoignes), потому что не могу явиться”, и если ему при этом назначают день и час явки на суд и он извиняется, что в этот час и день он не может явиться, то в первый раз ему должно верить на слово. Но если сюзерен оповещает его письмом или чрез знаменосца (banier) и он будет извиняться, то должен изложить свое извинение (essoine) пред сюзереном чрез своего нарочного... Если же истец (le clamant) чtрез несколько дней скажет сюзерену, что он не верит, чтобы обвиняемый был оповещен, и будет просить и умолять о своем удовлетворении, сюзерен обязуется снова послать с оповещением о явке на суд обвиняемого. И если тот снова извиняется и истец объявит, что он не верит ему, сюзерен должен послать трех из своих вассалов, одного вместо себя и двух от Палаты, и они должны убеждать его [обвиняемого] явиться в Палату по такому-то делу, назвать его при этом по имени и объявить, по какому делу. И если он скажет, что извиняется и не может идти, то они должны отвечать, что истец не верит этому, а что они пришли от сюзерена и от Палаты убеждать его идти на суд, в противном же случае пусть он им докажет свое извинение, как то следует по ассизу и обычаю Иерусалимского королевства. И он должен сделать одно из двух: или идти по требованию сюзерена, или дать установленную на этот случай клятву. И он должен клясться пред святыми, что он извиняется в невозможности идти на суд; если он сделает так, то на этот раз ему должно поверить. Если же он поступит иначе и не пойдет на суд, то его извинение признается незаконным, и он проигрывает свое дело.

Глава 213. Об обязанностях вассала.

Если кто-нибудь лишен (est merme) части своего лена (son fie), которую удерживает за собою сюзерен, без определения и без ведома Палаты, или дело будет идти о том, чтобы сюзерен утвердил в лене вассала, как то требовалось от него пред Палатою, а сюзерен вместо того оповестит его о какой-нибудь службе, которую тот обещал исполнить, и вассал не захочет ни принять оповещения, ни отправить службу сюзерену, то он должен сказать тому, кто оповещает: “Я не признаю того, чтобы я был должен принять это оповещение прежде, нежели сюзерен возвратит мне удержанное из моего лена без определения и без ведома Палаты, так как в ее собрании я получил то — при этом говорится, что именно получено, — и не хочу принимать, если Палата не разберет дела...” И после того он должен предстать пред сюзереном и сказать ему: “Сир, вы меня оповестили о такой-то службе — и назвать при этом, о какой именно,— и вы же без определения и без ведома Палаты задерживаете такую-то часть моего лена — и сказать именно какую; я требовал от вас возвращения этой части пред вашею Палатою, а вы до сих пор мне не отдали ее и не представили Палате причины, по которой вы можете не возвращать принадлежащего мне, потому и я не признаю того, чтобы я должен был принять ваше оповещение, пока вы не возвратите должного мне по лену и удержанного без определения и без ведома Палаты”.

Глава 217. О службе вассалов.

Я намерен упомянуть теперь о тех родах службы, которую обязаны нести вассалы пред своим сюзереном, кому они должны служить лично за лены полученные от него, когда он сам или чрез других оповещает, как то следует: 1) вассал должен являться, по оповещению, на коне и в оружии, во всякое место королевства, куда сюзерен позовет сам или чрез других, и на всякую службу, как бы на войну, если оповещение было сделано как следует; и оставаться на службе, как то определено в оповещении, до одного года: на основании ассиза и обычая Иерусалимского королевства, нельзя оповещать более чем на один год. И тот, кто обязан служить лично или поставить рыцаря или пешего воина, должен отправлять службу во всем королевстве, если оповещение было правильно. 2) И если вассал призван в Палату, то он должен ходить с поручениями к тому или к той, кого сюзерен укажет, если только это не противник или если дело не касается его самого, ибо никто не может показывать против себя и к тому не может принудить ни сюзерен, ни кто другой. 3) Вассал должен делать показания в Палате, если то прикажет сюзерен. 4) Должен отправиться к убийце, если сюзерен предпишет идти от имени Палаты. 5) Должен, по приказанию сюзерена, присутствовать при освидетельствовании нанесенных убийцей побоев, по поводу которых он обвинен пред Палатою. 6) Должен ходить по всему королевству с оповещениями от Палаты, когда сюзерен прикажет. 7) Должен исполнять всякие поручения сюзерена по всему королевству. 8) Должен ходить на раздел земли и воды по приказанию сюзер.

II. АССИЗЫ ПАЛАТЫ ГРАЖДАН

Глава I.

Здесь начинается книга de Iustitia et lure; она толкует о правосудии и о праве, а прежде всего о том, каким человеком должен быть виконт и какими людьми должны быть присяжные в Палате, и какими людьми они не должны быть, и как они должны управлять и судить всех, и мужчин и женщин, и всякое дело об убийстве, грабеже, продаже, купле, займе, домах, землях, виноградниках, конных и пеших людях, и о всех вещах, которые будут им представлены на рассмотрение.

В начале этой книги мы должны сказать о правосудии и о праве. И прежде всего следует позаботиться о том, чтобы каждый мужчина и каждая женщина пользовались своим правом, ибо в римском законе (en Latin) правосудие определяется следующим образом: Iustitia est constans et perpetua voluntas jus suum cuique tribuendi. Constans ( Правосудие есть твердая и постоянная воля сохранять за каждым его право Institutionum lib. I, t. I, 1.1) ).

Твердым следует быть в вере и правосудии, ибо тот, кто тверд в вере и правосудии, жив будет и не умрет. И римский закон говорит: Iustus ex fide vivit, т. е. праведный верою живет. Равным образом, правосудие должно быть вечно, т. е. беспрерывно, ибо и Давид говорит: Iustitia Dei manet in saeculum saeculi, т. е. правосудие божие пребывает во веки веков. А потому, по долгу чести и правды, мы должны заботиться прежде всего о том, чтобы воздать должное каждому мужчине и каждой женщине.

Глава VII. О присяжных.

Присяжный должен быть другом законности, любить бога, творить правду не лицеприятно, как сказано в законе: ut amicus veritatis fiat, т. е. да будет другом правды; ибо если он говорит неправду, всё падает на его душу. Они должны давать лучшие советы, какие могут, всякому и всякой, кто к ним обратится.

Глава VIII. Об обязанностях присяжных.

Присяжные ни в какой тяжбе не должны быть адвокатами (avocas, ce est a dire avantparliers) и судьями. И если кто это сделает, то должен быть исключен из общества присяжных и теряет голос в Палате, ибо римский закон повелевает: ut in una eademque causa nullus esse debeat advocatus et judex.

Текст воспроизведен по изданию: Сборник документов по социально-экономической истории Византии. М. Академия Наук СССР. 1951
День