Самые основы специфично религиозного видения мира впитывались европейцами того времени, можно сказать, с молоком матери. Каждый католик с детства твердо усваивал, что Христос есть Господь и Спаситель, а Церковь - Его полномочная представительница на Земле; что только чрез Церковь человек обретет спасение, иначе его ждут вечные муки в аду; что Бог триедин; что грешить плохо, а молиться утром, вечером, перед едой, перед важными делами, перед боем – хорошо; что обязательно нужно посещать мессу, исповедоваться и причащаться; и так далее. Главное же – то, что все живущие там и тогда люди непременно представляли себе эти самые упомянутые выше католические законы и уложения, даже если кто-то из них и соблюдал их чисто механически или даже стремился опровергнуть. Поэтому их должны знать и игроки. Подробнее о некоторых аспектах католического мировоззрения рассказано далее.

Церковь
Единая Святая Католическая Апостольская Церковь - таково полное именование Церкви, которую для краткости сейчас принято именовать Римско-католической. Церковь есть мистическое Тело Христово, она объединяет всех людей (в большей степени - путем обрядов, главным образом, евхаристии) в мистическое единство. Каждый католик, по идее, должен испытывать к братьям по вере те же теплые чувства, какие он испытывает к членам своей семьи. Церковь в миру призвана наставлять людей в вере, поддерживать нравственность, защищать бедных.

Кроме мистического небесного единства, Церковь представляет собой еще и общественный институт. В Средние века роль Церкви была огромной, значительно большей, чем в современном мире. В Церкви находились все самые грамотные и образованные люди, с помощью системы монастырских школ и университетов можно было подняться по социальной лестнице от козопаса до Папы (как Папа Сильвестр). Церковь сохранила многие сокровища античной мысли, такие философы, как Аристотель и Платон были бы забыты, если бы Церковь не позаботилась о сохранении их трудов. Именно в Церкви воспитывались врачи и ученые, художники и поэты. С течением времени все больше и больше образованных людей начинало появляться и в светской среде, появились светские школы и университеты. Но до того образованность была поддержана и сохранена именно Церковью.

Церковь постоянно призывала мирян к делам милосердия, она облегчала жизнь беднякам и перераспределяла богатства. Поэтому истоки будущего ренессансного гуманизма лежат в том числе и в Церкви, в последовательно проводимом ею учении о достоинстве каждой человеческой личности.

На земле Церковь состоит из мирян, священников и монахов. Миряне обязаны подчиняться священникам в вопросах веры (желательно, и во всем остальном, но это уж как получится), участвовать в церковной жизни: посещать мессы, регулярно исповедоваться и причащаться, помогать бедным и больным. Священники обязаны совершать таинства и богослужения, молиться, наставлять мирян. Монахи исполняют очень разные функции, в зависимости от ордена, но главное их призвание - показывать пример своей благочестивой жизнью и молиться за всех грешников.

Разумеется, монахи и священники только люди, они могут грешить и ошибаться. Но их слабости не в коей мере не порочат саму Церковь, ибо она Свята. Заметим, что Церковь Свята, но при этом не является Церковью святых. То есть люди могут грешить, но грехи эти оскорбляют Церковь, и согрешивший священник согрешил и перед Церковью. Очень трудно разделить Церковь как мистическое Тело и ее земное воплощение в священниках и монахах, потому многие люди склонны заблуждаться и переносить людские грехи на Церковь. Катары называли Римско-католическую Церковь “блудницей вавилонской”. Но святой Франциск Ассизский сказал: “Я не хочу видеть грехов священников. Только через них я могу видеть Господа моего”. И как бы не был грешен священник, таинства, через него Духом Святым совершаемые, все равно действительны.

Священники (называемые “белым” духовенством, то есть не монашествующие), выстраивались в свою иерархическую пирамиду. Основу ее составляли приходские священники. Далее шли епископы, потом - кардиналы, и, наконец, Папа. Священники соблюдали целибат (введен с одиннадцатого века), то есть не могли жениться и вообще знать женщин в плотском смысле слова. Священники вообще-то не должны были носить оружия и вообще проявлять воинственность и гневливость. Однако многие священники, несмотря на постоянные запрещения со стороны Пап, воевали как простые солдаты или как полководцы.

Монахи в те времена составляли множество орденов. Самыми известными были ордена бенедиктинцев, доминиканцев и францисканцев. Каждый орден имел свой устав и свои области деятельности. Например, бенедиктинцы отличались огромными скрипториями и библиотеками, они постоянно переписывали древнюю и новую мудрость.

Следует помнить, что в те времена твердо верили в то, что если человек не принадлежал к Церкви телесно, то есть не участвовал в церковной жизни, он был обречен аду. Люди очень боялись умереть, не покаявшись, а единственным способом покаяния была исповедь священнику. Спасение осуществлялось (и осуществляется) только через Церковь, и тогда это понимали в самом буквальном смысле.

Реликвии
Католики, особенно средневековые, глубоко почитают святых. Выражается это не только в том, что каждому при крещении дается имя кого-либо из небесных покровителей (часто – отличающееся от собственного имени, которым его называют при светских надобностях). Весьма почитаются сохранившиеся в огромных количествах мощи святых. Многие из них считаются – и часто не без оснований – чудотворными: возле них, заступничеством данного святого, происходят чудесные исцеления, а также всяческие спецэффекты: благоухание, мироточение и т. п. Любые мощи – большая ценность (чем более знаменит святой и чем больший фрагмент его тела представлен мощами, тем больше и ценность мощей). Их добывают, нередко с риском для жизни, хранят с огромными почестями, а в конце жизни завещают наследникам или монастырям. Интересно, что у наиболее популярных святых и мощей довольно много: скажем, в разных городах одновременно существовало три головы Св. Ап. Марка, пальцев с рук Св. Петра было штук двадцать, зубов Иоанна Крестителя – едва ли не до шестидесяти и т. п. Периодически проводились расследования с целью выяснить, какие именно мощи подлинные.

Таинства
Таинства Церкви призваны одновременно соединять верующих со Христом и с Церковью как с телом мистическим, так и социальным. Следовательно, таинства не только личное дело каждого верующего, но и знак общины, знак общения людей в единой Церкви. Таинствами христиане как бы связаны друг с другом и с Богом, вера сама по себе без таинств неполна, а в Средние века просто невозможна. Совершать таинства могут только священники, и неважно, насколько сам священник грешен или чист, благодать, проистекающая через него, от Бога, так что даже очень грешный священник совершает действительные, а не кажущиеся таинства.

Причастие
Евхаристия (от латинского eucharistia – “благодарение”) – важнейшее таинство, отличающее верных христиан от еретиков и язычников. Вино и хлеб в этом таинстве сущностно преображаются в кровь и плоть Христову. “Сущностно” значит – по существу, несмотря на то, что ни цветом, ни вкусом, ни запахом вино и хлеб не изменяются, и самый современный молекулярный анализ не установит различий между евхаристическими дарами и обычными продуктами питания. Тем не менее, сущность этих вещей при евхаристии изменяется. Понять разумом это невозможно, вера в пресуществление святых даров основывается только на благодати Господней. В частности, поэтому еретики отрицали пресуществление даров и таинство евхаристии.

Принимая причастие – Плоть Христову – человек приобщается ко Христу. Поскольку Тело Христово это Церковь, только в причастии мы делаемся частью этой Церкви. Верный католик должен причащаться не менее одного раза в год, обычно это делали на Пасху. К причастию можно было приступать только после исповеди и не имея за собой тяжких грехов, которые надлежало прежде искупить. Не причастившиеся и не причащающиеся же, по средневековым воззрениям, не могут войти в Царствие Небесное. Потому лишение причастия расценивалась как весьма суровая кара.

Покаяние
Confetior Deo omnipotenti et vobis, fratres, quia peccavi nimus cogatione, verbo, opere et omissione: mea culpa, mea culpa, mea maxima culpa. Ideo precor beatam Mariam semper Virginem, omnes Angelos et Sanctos, et vos, fratres, orare pro me ad Dominum Deum nostrum.

Исповедуюсь перед Богом Всемогущим и перед вами, братья и сестры, что я много согрешил мыслью, словом, делом и неисполнением долга: моя вина, моя вина, моя великая вина. Поэтому прошу Блаженную Приснодеву Марию, всех ангелов и святых и вас, братья и сестры, молиться обо мне Господу Богу нашему.

В Средние Века епитимьи – назначаемые при исповеди проявления покаяния – бывали порой очень тяжкими (скажем, сто двадцать тысяч раз прочитать “Отче наш”, нанести самому себе тысячу ударов специальной цепью с шипами или дойти пешком от Парижа до Рима с зажженной свечкой, а если свечка погаснет, вернуться в Париж и опять ее зажечь – и так пока не дойдешь). Неисполнение назначенной епитимьи – тяжкий грех, едва ли не более тяжкий, чем тот, за который она была назначена. Пока не будет исполнена епитимья, грешник не может приступать к святым таинствам (в частности, причащаться). Практиковалось также публичное покаяние – стоя посреди церкви, грешник должен был исповедаться не только перед священником, но и перед всем приходом. При всей суровости средневековых покаяний альтернатива – вечное адское пламя – представляется еще менее приятной.

В Средние века существовали целые “тарифы” на епитимьи. То есть за каждый конкретный грех полагалась конкретная епитимья, наказание, соответствовавшее тяжести греха. “Тарифы” эти разнились от места и времени, и никогда не были строго обязательными для священников. Вот выдержки из такого “тарифа”, написанного около 1000 года. Мелкая кража искупалась 10 днями на хлебе и воде; содомский грех должны были искупать в течении 10 лет, не приступая к причастию. Особенно сурово относилась Церковь к убийствам и плотским грехам.

Обычно исповедь проходит следующим образом. Исповедующийся подходит к конфессионалу (кабинке, где сидит принимающий исповедь священник), становится на колени и просит: “Благослови меня, отец, ибо я согрешил”. Священник благословляет его на исповедь. Исповедующийся во всех необходимых подробностях рассказывает священнику обо всех своих грехах, но именно о своих, не вдаваясь в обсуждение кого-либо еще. После этого священник может дать ему какие-либо советы “от себя лично”, назначить епитимью (эти два понятия не следует путать – советы это личное мнение священника, им можно и не следовать – хотя обычно следуют – а епитимью необходимо выполнить) и читает молитву, после которой трижды стучит по стенке конфессионала. Исповедующийся отвечает “Благодарение Богу”, встает и отходит. Несложные епитимьи лучше выполнять сразу же, те, что требуют подготовки – как можно быстрее.

Отлучение
За самые тяжкие преступления грешник, упорствующий в нежелании раскаяться, может быть отлучен от Церкви. Такой человек не только лишается права приступать к христианским таинствам (это-то ему, может быть, и по барабану) – он вообще ставится вне закона, вырывается из общества христиан. Вассалы отлученного освобождаются от присяги. Его собственность и сама его личность становятся законной добычей первого, кто пожелает ими воспользоваться. В глазах верных католиков отлученный – не только не христианин, но и вообще не вполне человек.

Интердикт – средневековый аналог современных санкций, “общее” отлучение, налагаемое на владения отлученного феодала. Если наложен интердикт, от церковного общения отлучается не только сам виновный, но и все, кто живет на его землях. В них запрещается проведение любых церковных служб и таинств – не только мессы, но также и венчания, крещения, даже отпевания. Интердикт – самая тяжкая беда, какая только может постигнуть страну. Обыкновенно, если жители не разделяют заблуждений своего сюзерена, они начинают вести себя по отношению к нему так, что он сам только и хочет примирения с Церковью. Другой вариант, который может избрать для себя виновник интердикта – начать силой или иными методами принуждать священников к его нарушению (так поступал, в частности, Иоанн Безземельный). Это, разумеется, лишь отягощает его вину.

Единственным облегчением для страдающей от интердикта страны является то, что от его исполнения иногда освобождаются священники монашеских орденов.

Инквизиция
Ересь - суть отклонение от учения Церкви, “обужение” учения. Собственно “еретик” и переводится примерно как “суживатель”. Еретики порывали отношения с Церковью и как следствие этого разрыва, мыслились обреченными аду. Еретиков называли “волками”, ибо как волки пожирают овец, так и еретики губили души христиан, увлекая их своими ложными учениями. Потому они вызывали справедливый гнев не только священнослужителей, но и всех истинных христиан.

В 1229 году Тулузский Собор учредил Инквизицию – особый орган, призванный расследовать дела об обвинениях в ереси и призывать, а если необходимо – и принуждать, тех, кто будет найден виновным в оной, к покаянию. В 1233 г. она была передана в руки монахов Ордена Проповедников (доминиканцев). Инквизиторов сделали независимыми ни от кого, кроме самого Папы, чью волю они представляли.

В силу различных исторических причин относительно Инквизиции существует множество предрассудков и ошибочных суждений. В действительности же:
– Пытки, применявшиеся инквизиторами, не отличались ни изощренностью, ни изобретательностью: они были строго регламентированы соответствующим законом и значительно менее суровы, нежели практиковавшиеся в то же время государственными судами по уголовным делам.
– Неверно думать, будто человек, попавший в руки Инквизиции, непременно должен был быть осужден. В действительности инквизиционные трибуналы выносили немалое количество оправдательных приговоров. Более того: хотя подсудимый обычно не знал, кто именно обвиняет его, формальным началом следствия был вопрос: “Нет ли у вас личных врагов, которые могли бы вас оклеветать?”. Если подсудимый называл таких людей, их показания не принимались трибуналом в расчет.
– Само словосочетание “костры Инквизиции” лишено смысла: сами инквизиторы не имели права выносить смертный приговор, их долгом было добиться покаяния грешника и, если надо, “организовать” ему условия для исполнения епитимьи (обычно, в тяжких случаях, это сводилось к заключению в специальную тюрьму). Лишь если это не удавалось и подсудимый упорствовал в ереси или отрекался от покаяния и повторно впадал в таковую, с ним поступали согласно словам Евангелия: “а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь” (Мф. 18:17). Такого человека, отчаявшись, передавали в руки светских властей, и уже они выносили ему приговор, часто (но не всегда) смертный.

Однако неподотчетность инквизиторов никому, кроме Папы (до которого, как известно, далеко), давала им широкие возможности для злоупотребления своими полномочиями. Весьма изрядным – а порою и чрезмерным – было и рвение инквизиторов-доминиканцев. Поэтому через некоторое время в помощь им были приданы в товарищи минориты (францисканцы), более склонные к спокойному отношению к вопросам.

Первая Инквизиция не преследовала ведьм и колдунов. Более того, Церковь не верила в подобных людей и считала народные поверья о них языческими пережитками. На людей, верящих подобному вздору, налагалась епитимья.

Молитвы
Pater Noster
Ave Maria
Хотя бы по-русски, но обязательно. Игроки-священники и монахи обязаны знать их на латыни. Все, игроки, предполагающие, что их персонажи умеют читать и писать --- тоже.

Credo
В теории исповедание веры знает каждый католик. На практике дозволено читать его по бумажке. Соверменное «верую» и хотя бы тридентсоке разнятся между собою. К игре оно будет одинаковым.

Повседневные молитвы.
Молтива перед отходм ко сну, молитва при пробуждении, молитва за больных, молитва перед трапезой и т.д. существуют специальные молитвенники, но можно такие молитвы наизусть и не учить, ичтать же практически обязательно.

Сергей Колесников (Регал)

Дизайн - drillworks
Верстка - web@mosaic


День