(Из книги А. Колина «Адвокаты Гроба Господня»)

Число баронов и рыцарей, живших в Иеруса­лимском королевстве, не превышало тысячи. По призыву короля в Акру в 1187 году собралось тыся­ча двести рыцарей, из них пятьсот-шестьсот там­плиеры и госпитальеры вместе взятые. Во времена Бальдуэна ле Мезля (1174—1185) королевство могло выставить в поле пятьсот семьдесят семь рыцарей (не считая сил орденов) и пять тысяч двадцать пять пехотинцев (сержанов). Триполи располагал двумя-тремя сотнями рыцарей. Во времена Боэмунда От-рантского и Танкреда Антиохия имела значитель­ную армию, вряд ли она была меньше той, которую в 1119 году положил на Поле крови Рутгер Салернский (семьсот рыцарей и три-четыре тысячи пехо­тинцев). Однако сомнительно, чтобы впоследствии князья Антиохии могли собирать более трехсот или возможно, четырехсот рыцарей. Эдесса на протяже­нии своего без малого полувекового существования в качестве столицы латинского государства (1098— 1144) никогда не имела больше двух сотен, из кото­рых приблизительно половина была армянского про­исхождения.
Сержаны (serjansapie) — полностью вооружен­ные воины тяжелой пехоты, селившиеся на господ­ских землях. Не имея в своих жилах «голубой кро­ви», они охотнее, чем рыцари и бароны, вступали в смешанные браки с местными христианками. К 1150 году они уже образовывали особый подкласс пуленов (poulains). Как известно, так называли пи­лигримы из-за моря и местных баронов. Нельзя ска­зать, чтобы они уважительно относились к хозяевам Святой Земли, поскольку слово poulainозначает «же­ребенок». Наемники (sodeers), скорее всего, были европейцами по происхождению. Туркопулы, или туркополы (turcoples), обычно вольноопределяющие­ся конные лучники, легкая кавалерия, которую впер­вые начали создавать еще византийцы для борьбы с турками. Туркопулы были сыновьями осевших на территории Палестины и Галилеи кочевников и ме­стных женщин, гречанок и сириек.
В больших городах население было пестрым, в тех, что поменьше, более однородным — преимуще­ственно франкского происхождения. Нобли королев­ства, княжества Антиохийского и графства Эдесского, в большинстве своем французы, норманны и фламандцы, говорили на северных диалектах фран­цузского языка (langued' ceilили langued'o'il), в Триполи, населенном преимущественно выходцами из Лангедока,— на южных {langued'oc).
Существовали еще со времен до начала исламской экспансии также арабские христиане— ортодоксы, говорившие на арабском языке. В графстве Триполи была секта монофелитов. На севере жили преимуще­ственно монофизиты, члены якобитской секты, од­нако существовали также и большие колонии армян, принадлежавших к армяно-григорианской церкви, стоявшей на позициях монофизитов29. В Антиохии, Латтакии и Киликии проживали значительные груп­пы греческих ортодоксов (православных). Монасты­ри были преимущественно греческие, но существова­ли и монастыри грузинских ортодоксов. Большин­ство народа, исповедавшего ислам, и все мусульман­ские секты покинули территории, занятые франками во время Первого похода. Иудеи также предпочитали держаться  в  отдалении,   но,  несмотря  на  это,   им удалось получить от правительства Иерусалимского королевства монополию на красильное дело и произ­водство стекла.
Рабский труд практически не использовался, обычно все сельскохозяйственные потребности гос­под удовлетворялись за счет труда крестьян. Хотя, конечно, на сахарных плантациях, в садах и вино­градниках короля и крупных сеньоров, а также на постройке замков зачастую работали пленные му­сульмане. Свободных деревень практически не было, общение крестьян и владельцев осуществлялось че­рез старост: раисов или регулусов (regulus), а также драгоманов  (dragomannus) —  переводчиков.

ТЕРРИТОРИИ
Королевский домен состоял из трех главных го­родов и их окрестностей — Иерусалима, Акры и Наплуза (у некоторых исследователей он иногда называется Неаполисом — Naples); позднее к их числу присоединился Дарон. Остальная земля дели­лась на четыре больших фьефа: графство Яффа, в 1153 году к нему добавился также и Аскалон, обычно давалось младшим детям королевской семьи, княже­ство Галилейское (главный город Тивериада), сеньо­рия Сидонская (Сидон) и Трансиордания (terred'Oultre-Jourdain— Заиорданье), или Горная Ара­вия с основными замками Керак, Крак-де-Монреаль и городом Хеврон (Сен-Авраам). Три первые обязаны были снарядить в королевскую армию по сто рыца­рей каждая, последняя — шестьдесят. Сеньория Кесарийская, не менее значительная, чем, скажем, Трансиордания, была отнесена к двенадцати фьефам второго ранга.
Бенефиции духовных владык, разбросанные по всей территории Утремера, измерялись деревнями, или касалиями (casal), реже третью или половиной деревни. Существовали также денежные фьефы, то есть тот или иной сеньор получал с города или дерев­ни определенную сумму, за что обязался предостав­лять сюзерену определенное количество полностью вооруженных рыцарей. Такие феоды были практиче­ски неотчуждаемы, король мог забрать их только если по смерти прежнего владельца не оставалось наследника мужского пола.
Города королевского домена также были обяза­ны поставлять рыцарей: Иерусалим — шестьдесят одного, Наплуз — семьдесят пять, Акра — восемь­десят, а Дарон — двоих. Но обязанность эта возла­галась не на простых жителей, а на нобилитет и крупных владельцев недвижимости. Духовным осо­бам также надлежало снаряжать определенное коли­чество воинов в соответствии с размерами своего имущества. (В данном случае обычно шла речь о пехотинцах.) «Стоимость» же годового содержания рыцаря была довольно высокой и колебалась в раз­ное время от четырехсот до шестисот безантов (и даже до тысячи). Пример 1261 года: один рыцарь с четырьмя лошадьми обходился в пятьсот безантов в одном случае, в другом же — двести безантов и плюс к тому пятьдесят мер зерна, семьдесят ячменя, пять­десят масла и десять чечевицы.

Дизайн - drillworks
Верстка - web@mosaic


День